monster of incuriosity (vishka) wrote,
monster of incuriosity
vishka

Category:
  • Mood:
  • Music:

so now then :: чертёнок №13

Если рассуждать о политике в садо-мазохистическом ключе, то русский народ это типичный "нижний".

Вечные поиски сильного “наставника” вкупе с абсолютным нежеланием учится у здорового соседа, всё это выдаёт в русском народе характерные черты сабмиссива.

Причём в глазах русского народа “сильный” вовсе не значит мудрый, это лишь означает, что тот способен нижнего хорошенько связать, ну а потом и выпороть напоследок. Этим, кстати, и обусловлена большая любовь народа к Путину. По рукам и ногам он его уже связал, кляп в рот засунул, впереди, по всей видимости, ожидает сессионная порка. Если же пороть он не будет, то, совершенно очевидно, у власти ему долго не продержаться.

Русскому народу, как и любому “нижнему”, совершенно необходимо ощущать собственную никчёмность, по этому-то любые попытки совместить сессию хоть с чем-нибудь полезным, как то, например, попытался сделать Петр, в глазах настоящих русофилов встречают искреннее непонимание. Действительно, Петр не только нарушил естественный ход развития русской жизни, но и посягнул на присущую ей внутреннюю свободу! Это ж если нижнему смысл его страданий дать, то он и в сабспейс уйти не сможет. Безобразие!

Кстати говоря, пылкая любовь holmogorХолмогорова к самым кровавым историческим диктаторам выдаёт в нём никого другого, как большого любителя edge play.
Прямо так сразу, за весь русский народ? От скромности не умрете.
Я, конечно же, несколько обобщил, однако мне кажется, что в общем ситуацию я обрисовал верно. =)
А мне кажется,что попали пальцем в небо.
А Вы себя, видимо, воображаете "строгой госпожой"?
Напгасно, батенька, напгасно...
Вы не правы, прежде всего, в своей излишне предвзятой, а тем самым однобокой оценке. Ни в одном народе, пожалуй, нет настолько однозначной склонности к чему-то. Русский народ одинаково склонен как к государственничеству и начальстволюбию (над чем так любят глумиться во все времена -- вспомните "Историю одного города"), так и к бантарству, анархизму, отаянному противоборству существующему строю и т.д. И так было на протяжении всей истории: мы целовали портреты батюшки царя или матушки царицы, и поднимали бунты, устраивали революции. Можно, конечно, возразить, что Октябрь нам привезли немцы, поляки и евреи, но вез поддержки простых рабочих и крестьян, она бы не удалась. Это была огромная, сокрушающая волна народного гнева, которая, не жалея, смела всё. И царя, и империю.