monster of incuriosity (vishka) wrote,
monster of incuriosity
vishka

Categories:
  • Mood:

о большой нелюбви

Не секрет, что людей я не люблю. Как всех, так и каждого по отдельности. И дабы избежать недоразумений, стараюсь регулярно об этом напоминать. Но, несмотря на эти мои усилия, нет-нет, да и вспыхивает в ком-нибудь горькая обида недопонимания. Тогда я пытаюсь объяснить, почему и зачем, и как это ничего не меняет, на что большинство только хмурит брови. В результате кто-то обижается, а те, что любят меня – становятся выше. Но пока что никто не разделил со мной моего образа мысли.

В связи с этим решил провести небольшой интеллектуальный экзерсис, в котором я попытаюсь максимально просто ответить на главные вопросы и заодно разложить всё по полочкам.

Пожалуй, первое, что стоит отметить, это отсутствие какой-либо связи между неприятием мира и несчастьем. А то отчего-то принято считать, что если кому-то не угодили окружающие, то и счастья у человека в жизни нет. Спешу опровергнуть эту мысль – жизнь как процесс доставляет мне колоссальное удовольствие. Залог этого удовольствия – честность.

По сути, счастье доступно любому, кто умеет с самим собой быть искренним. Тут нетрудно заметить, что именно этот тезис исключает большую часть “принципов” а так же некоторые проявления веры и все проявления любви. Понимаю, что утверждения эти на первый взгляд могут показаться спорными, поэтому попробую пояснить.

Для начала необходимо провести чёткую грань между верой и доверием. Доверие – основанное на опыте рациональное чувство. Чувство полезное, но зыбкое: так как доверие невозможно без жёсткого внутреннего рационализма, его очень легко разрушить, однажды не оправдав.

Другое дело вера. Впрочем, её тоже необходимо разделить на два противоположных чувства. Во-первых, это вера как определённое экзистенциональное состояние. Такая вера сродни Наполеонству клиента больницы имени Алексеева – чувство безапелляционной убежденности в неподтверждаемое опытным путём. В этом смысле все мы является верующими.

Не подумайте только, что я пытаюсь тем самым оскорбить чувства верующих, наоборот: состояние веры, сродни дальтонизму – не более чем форма альтернативного существования. И если с дальтоником я не стану обсуждать характерные особенности палитры Рембрандта, то с верующим в бога я вряд ли буду говорить за жизнь. Наши “правды” существует как бы параллельно. Для каждого из нас они не интерсубъективны, хотя и справедливы в рамках одного, а иногда и в рамках нескольких других. Такая вера честное, но не экстраполируемое чувство. Но главное – это люди с пусть альтернативной, но последовательной системой ценностей.

Другое дело вера, как результат самообмана, лжи и страха. Та самая вера, которая следствие “обманываться рад” – плод побега от ответственности. Определить её носителей совсем нетрудно, это люди с настоящей прорвой внутренних противоречий. Наверняка вы видели, как некоторые девушки этим даже кокетничают: мл я вся такая внезапная и противоречивая.

Очевидно, что отсутствие внутренней системы требует какого-то замещения извне; именно поэтому люди лишённые основы так легко подпадают под влияние религиозных институтов. Они же чаще говорят о любви и вере – это придаёт уверенности. Именно им мы обязаны феноменом добреньких, но плохих людей.

Но главное – их нельзя любить. Нет, это вовсе не означает, что с ними следует прекратить всякое общение. Важно лишь не забывать раскладывать своё отношение к ним на составляющие: любить не людей, а тельце юной дивы, отданное в поюзание, не человека – а функцию в нём. Общение с такими людьми необходимо ограничивать получением удовольствия от каких-то их проявлений. С любовью к лжецу, или того хуже, ко всему человечеству, начинается пакость.

Полюбить в плохом человеке не функцию, а его самого, значит погубить себя. Полюбив в ком-то плохое, человек начинает лгать себе и оправдывать. Мать готова лгать, что бы оправдать сына, потому что любит его. Те, кто любят её, оправдывают и её, лгущую ради сына.

Человек любящий не может быть хорошим. Он лишён ориентиров, в нём никто, кроме объекта любви, не может быть уверен. Да и тот может быть уверен лишь до тех пор, пока длиться любовь. Человек любящий, это человек, погрязший в лицемерии и самообмане, непредсказуемое и опасное существо, способное на всё, так как способно всё оправдать.

Единственный способ это избежать – нелюбовь.
А вот где человек? Я имею в виду, где взять человека, чтобы полюбить/понелюбить его самого, а не функцию? Мне кажется, существование человека и является основопологающим заблуждением европейской цивилизации.
Нелюбовь, в отличие от любви, ни к чему не обязывает, так что нелюбить можно всех и довольно свободно. =) Главное в процессе слишком не увлечься и не обокрасть себя на какое-нибудь приятное удовольствие.
Вишк... банально ;(
я бы сказал, жизненно, в хорошем смысле слова :)

Deleted comment

Ничего не перечеркивает, почитай повнимательнее. =) И да-да, я тоже очень соскучился. Давайте встречаться. Я, правда, в следующую пятницу на 10 дней улетаю, но вот после с удовольствием. М? Не пропадайте. Добавьте меня в icq: 10096.

"Да и тот может быть уверен лишь до тех пор, пока длиться любовь."

хорошо-то как написал про все. ух.
а зачем жить тогда?
Ради удовольствия.
Я даже не буду говорить, что это само по себе потрясающе бессмысленно.

Но вот простой вопрос: вам удовольствия никогда не надоедали?
Вы слишком узко понимаете слово удовольствие.
А вы -- слово любовь. =)
Хорошо, я готов пояснить.

Удовольствием в жизни является всё, что вы делаете по собственному решению и желанию. Любое свободное решение суть удовольствие, так как никто не будет по собственному желанию делать то, что ему не хочется. То, что одному удовольствие помочь ближнему, а другому этого ближнего экстравагантно надуть, сути чувства не меняет – они равны.

Когда я писал про любовь, я писал про классическую любовь к человеку. Ту, которая “полюби меня какой я есть”. Полюбить человека целиком, значит полюбить плохое в нём. Что ведёт либо к деградации (разрушению внутренней логики), либо к самообману. Как её нужно понять, что бы я был не прав?
Мне все это напомнило Бегбедера и его "Любовь живет три года".
Сначала хотелось манерно взмахнуть руками и произнести с придыханием: "Ах! Как же так?! Любовь - это так прекрасно!"
А потом согласилась. Так что никаких взмахов и придыханий.
Нелюбовь - наше все.
Нет, Катя. Любовь - это труд. Просто всем лень (расписывать мысль не буду и так понятно). Вот и пишут такие оправдания, как книги Бегбедера и пост человека Vishka.
Не вижу противоречия между тем, что вы написали и постом.