monster of incuriosity (vishka) wrote,
monster of incuriosity
vishka

Category:

Искусство и Кабаковы

Откровенно говоря, я совсем не понимаю искусства.

Я отношусь к нему как к чему-то сугубо декоративному, поэтому больше всего мне нравится архитектура и арт-нуво. Тут как бы понятно -- это частные случаи прикладной красоты. Похожим образом мне нравятся малолетки, Климт, Петербург и вообще всё прекрасное.

Ещё мне понятно когда произведение искусства выполняет функцию культурного якоря. В этом смысле любой предмет материальной культуры можно считать искусством. Но так как художник в определённой степени контролирует семантику своего произведения, за момент восприятия ему удаётся передать больше. Я в таком случае измеряю ценность отдельного произведения тем, в насколько сжатой и доступной форме оно доносит своё содержание.

Вдобавок к этому плебейскому отношению, я некоторое время назад вывел для себя систему философской преемственности в искусстве. Она безусловно антинаучна, но помогает мне делать вид, будто я что-то понимаю. Я её сформулировал когда вещал очередной девочке.

Если согласиться, что первая часть двадцатого века это история о том, как искали искусство (а мне именно так кажется), то его можно условно разделить на три этапа: Малевич, Дюшан, Уорхол.

Сначала Малевич избавляется от изобразительности в искусстве. Тут всё понятно, квадраты и белое на белом завершают давний спор искусства с изобразительностью и искусство остаётся наедине с собой.

Где-то в то же время Марсель Дюшан разбирается с происхождением искусства, для чего известным образом отправляет на выставку писсуар. Теперь контекст это волшебная палочка которая делает искусство, но объект по прежнему остаётся его носителем.

И заканчивается всё Уорхолом, который в поисках сути искусства попытается его деобъектофицировать. На практике у него не совсем получится (слишком мало стоял у станка), но философски попытка была совершенно состоятельной.

На этом история как бы заканчивается. Против чего воюет современное искусство, или что оно пытается создать мне решительно непонятно. Я ещё воспринимаю Гор Чахала и Тер-Огоняна -- они забавные и вполне отражают свою эпоху. Но вот величие четы Кабаковых, например, меня совершенно озадачивает. Красота-не красота, борьба-не борьба, а что-то непонятное.

---
Расписался в своей глупости и невежестве. Но лучше так, чем за умного сходить.
В принципе нетрудно согласиться. ИЗобразительное искусство в XX веке, как бы ознаменовало конец своего мрачного существования, что усугубилось научно техническим прогрессом в сфере визуальной фиксации окружающего, и критической массовизацией социума.
Теперь эти развращенные богемные индивиды, помимо раскрашивания стен и порчи других полезных вещей, создают только денежные подушки, и борятся за финансовую независимость и конкурентноспособность.
Мне кажется что искусством можно назвать более раннее творчества человечества. Как то работы Лео, Тёрнера или Моне. Все новаторы в своём жанре, все выдающиеся личности и привнесли в искусство реально значимые, весомые качества.
Сейчас искусство сводится к тупой информативности. Не впечатление сейчас ценится/продаётся в мире, не эмоции, не экспрессия, а просто информация. И чем её больше, пусть даже она совершенно бесполезна - тем больше прибыли она приносит.
Я думаю, искусство существует тогда, когда оно выполняет некую духовно-утилитарную функцию. Например, если говорить о музыке, есть такой очень любопытный ряд:

Бах полагал, что главное назначение музыки,— славить Господа.
Спустя сто лет Вагнер утверждал, что главное назначение музыки,— собирать воедино людей.
Спустя еще сто лет Бернстайн доказывал, что главное назначение музыки,— быть музыкой.

Так же и с изобразительным искусством. Малевич решил, что главное его назначение — быть визуальным чистым искусством без примесей литературных смыслов.

Картины должны висеть в галереях и на стенах, музыка звучать и т.д. ровно потому, что они помогают людям жить и быть людьми.
по этой же причине концептуальное искусство в моем понимании не является искусством как таковым, поскольку чаще всего оно не несет никакой утилитарной функции.
А тут обязательно должно быть какое-то развитие? Может, они используют старые идеи.
в своей системе философской преемственности в искусстве вы страшно ошибаетесь, уважаемый. искусство XX века представляет собой нечто намного большее, чем подобное ограничение в три пункта.